Интернет рассказ
пролог
Чтобы помнили потомки.
Этот проект создан, чтобы напомнить,
как война хладнокровно убивает
в людях одно из самых ценных
чувств — человечность.
глава 1
Начало
бури
1939
8 августа

В один день моя жизнь разделилась на две части. В прошлой жизни я был начинающим инженером. С большими амбициями и желанием изменить этот мир. В своих мечтах я конструировал машины, которые сделают жизнь человека лучше, а возможно даже, спасут не одну сотню жизней.

1939
31 августа

Сегодня вечером нас направили в Польшу. По дороге нам рассказали, что эти предатели напали на нашу радиостанцию. Тяжело об этом думать. С одной стороны мне было очень страшно: до этого я никогда не участвовал в боевых действиях. С другой, во мне горела злоба — некоторые мои родственники жили недалеко от тех мест. Страх и ненависть поочередно сменяли друг друга, в голове творилось черт знает что. Параллельно со всем этим нам проводили инструктаж.

1939
29 сентября

Вчера Варшава подписала акт о капитуляции. Для меня это первая серьезная победа. Хотя я и не был участником битвы, но за этот месяц я почувствовал себя защитником своей страны, заступником за Родину. Во мне проснулось чувство гордости и, как мне кажется, смелости. Я был рад тому, что я в числе победителей.

Еще мы видели русских солдат. Некоторым из наших даже удалось немного пообщаться. Я стоял поодаль и лишь наблюдал за этим. Один из русских помахал мне — я помахал в ответ. Жаль, что я не знаю их языка.

Нападение на Польшу
в сентябре 1939
СССР германия
Человек 620 000 1 600 000
Артиллерии 5 000 6 000
Танков 4 700 2 800
Самолетов 3 300 2 000
Польша
1 000 000
4 300
870
407
1939
27 апреля

Сегодня в Афинах случилось страшное — я убил двух человек. Не знаю, кем они были. Мне сказали, что это враги, которые хотят лишить жизни меня, моих друзей и родных. В тот момент я был в этом уверен. Но ночью я не смог уснуть. Мне не давала покоя одна мысль — что не они пришли ко мне с оружием, а я к ним.

1941
19 мая

Нас отправили на сборы, как нам сказали — на учения. Это меня немного обрадовало —можно будет отдохнуть от всего, что пришлось пережить за последнее время.

Я оглянулся на все, что произошло за полтора года моей службы в Вермахте. Были суматоха, сборы, атаки, оборона, снова атаки... Потом меня перекидывали в другие части, опять атаки. Я больше не чувствую себя Защитником, во мне поселилось стойкое чувство, что я — агрессор. То героическое чувство после взятия Варшавы уже давно поблекло.

1941
21 июня

Как оказалось, сборы были не для учений — мы готовились к нападению. Сейчас мы занимаем позиции для наступления на СССР. Наши пропагандисты говорили, что русские — слабый народ, и Великая Германия без труда завоюет эту страну. Я, как и некоторые мои сослуживцы, переживал, что мы снова вторгаемся в чужую страну, чтобы убивать невиновных людей. Но приказ есть приказ.

глава 2
Без
надежды
1941
21 июня

Молодой, красивый и любимый всеми сельскими детишками преподаватель физкультуры. Таким я был. А точнее, думал, что именно так меня и видят все в нашем небольшом селе Купино, что под Белгородом.

Сейчас мне трудно вспомнить его. Улицы, дома, людей. Но что я точно никогда не забуду, что это было моим Домом. Домом для моей семьи, моей прекрасной Анны и двух любимых дочек — Ольги и маленькой Марьи. О чем еще мог я тогда мечтать? Наверное, у меня было все.

1941
22 июня

Что? Что происходит? Безумство! Или, может, это всего лишь учения? Нет, это — война!

Из обращения товарища Молотова по радио мы все поняли только это. Война! Не было страха. Не было паники. Просто никто не понимал, что делать. В один день судьба всех людей изменилась. Я долго потом еще пытался вспомнить все его слова..

Тщетно. В голове четко отпечаталось только ... «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».
Это безумство!

1941
15 июля

Первые дни я плохо помню. Была возня. Люди, составы, техника, приказы. Мало кто вокруг понимал, что происходит и куда нас направят. Один лейтенант сказал, что в сторону Киева, ближе к линии фронта. Это все, что мы знали. На следующие сутки нас раскидали по взводам и отправили на запад.

Состав войск
на начало ВОВ
СССР
германия
4 300 000
солдат
3 289 850
солдат
47 260
орудий
57 041
орудий
4 171
танков
13 924
танков
4 846
самолетов
8 974
самолетов
1941
23 августа

Дорогая Анна, я только сейчас понял, как это было трудно для тебя. Но я не мог поступить иначе. Я должен был пойти на фронт. Ведь я должен был защитить вас.

Как это глупо звучит. Прости, Анна, я поздно это понял. Но у меня не было выбора. Ни у кого его не было.

1941
20 июля

На днях составом группы «Центр» мы окружили Смоленск. Сегодня снова двигаемся куда-то дальше. Столько крови пролилось по дороге сюда, что порой кажется, что я давно мертв и за все содеянное попал в ад.

Я видел как умирают люди вокруг меня, как умирают мои друзья, как умирают люди по ту сторону окопов. Это все настолько ужасно, что порой у меня появлялись мысли, что было бы хорошо подорваться на мине, или, чтобы случайная пуля закончила это сумасшествие.

1941
3 августа

Часть наших войск ушла на юг для помощи во взятии Киева, а мы прибыли поддержать наступление на Ленинград. Солдаты шепчутся, что те, кто остался в группе «Центр» сейчас заняли оборону. Нелегко им будет, тем более без танков. На самом деле не хотел бы я оказаться на их месте.

Мы все разделились на небольшие группы: некоторые нашли в войне свое счастье — они зверствовали и уничтожали во имя Великой Германии. Кто-то старался не подавать вида, что их эта война сильно беспокоит. Они уверены, что скоро все закончится, и мы вернемся домой. Хотел бы я думать так же. Я же был среди тех, кто проклинает эту войну. У меня не было ненависти к людям по ту сторону.

1941
8 сентября

Врага я так и не увидел. На подступах к городу мы получили приказ передислоцироваться и выдвинуться на подмогу 5-ой армии генерал-майора Потапова. Еще в пути до нас дошли слухи, что ситуация очень сложная и армия терпит большие потери, находясь в окружении.

1941
20 сентября

Любимая, прости, что так долго не писал. Мы отступаем. Как бы больно это ни было, но враг оказался сильнее. Я его видел. Бог уберег нас от прямого столкновения, но я его видел. Огромная серая масса. Без страха. Без усталости. Они шли так, словно знали, что мы не сможем этому ничего противопоставить. Но дух наш не сломлен. Мы будем стоять до конца, чтобы ты, Анна, и мои девочки никогда не увидели лиц нашего врага.

Я обещаю.

1941
27 октября

Выпал первый снег. А мы все пятимся назад. Как же я зол. Мы потеряли трех отличных ребят. С каждым рассветом мы верим, что все поменяется и враг будет сломлен. Я верю в это. Не хотел тебе писать об этом, но это уже случилось и вряд ли пройдет. Знаешь, я стал ловить себя на мысли, что во мне остался только один страх. Не тот страх, который овладевает перед боем. А страх потерять все. Потерять вас.

1941
14 ноября

Мы снова вернулись в «Центр». Мы готовимся к наступлению на Москву. Люди истощены, мерзнут, голодают. Но мы все еще готовимся к атаке. Кажется наше командование не было готово к таким условиям, либо они не ожидали, что дело дойдет до зимы. Даже не знаю, чего больше бояться: русских или этого холода.

глава 3
Обратный
отсчет
1941
16 ноября

Дорогая. Любимая. Мы переброшены к Москве. Враг уже на подступах. Очень прошу, напиши мне. Мне так не хватает твоего голоса и моих любимых дочек. Как вы там? Ты будешь ругаться, но я начал курить. Прости. Тут без этого никак.

Надеюсь, что у вас все хорошо. Буду ждать письма.

1942
1 января

С Новым Годом. Сегодня праздник, который никто особо не празднует. Все стараются улыбаться друг другу, но радости на лицах не видно. Потому что мы потерпели самое большое поражение Вермахта за всю войну, русские не отдали нам Москву, наоборот — они погнали нас прочь. Мы прошли сотню километров назад и заняли оборону.

1942
10 января

Любимые мои девочки, мы это сделали! Мы оттеснили этих зверей от Москвы. Мы давим врага! Он бежит. Ты бы видела, Анна, какие лица стали у ребят. Было тяжело, многие погибли, но в глазах я вижу то, что давно уже потерял — надежду. Мы точно справимся. Я верю.

1943
25 февраля

Анечка, не получаю от тебя писем. Надеюсь, у вас все хорошо. Говорят, Белгород в оккупации. Но я надеюсь, что до вас эта серая бестия не добралась. И что немцам делать в нашем селе? Берегите себя. Как там девочки? Не балуются?

Наша армия на юге отвоевала Сталинград. Это отличная новость. Поговорю с лейтенантом, постараюсь перевестись поближе к вам. Надеюсь, увидимся. Люблю вас!

1943
10 марта

Простите, девочки мои родные. Я не успел. У меня ничего не осталось. Где бы вы ни были, знайте, я вас люблю всем своим сердцем. Я никогда не прощу этого этим тварям.

Что же делает с людьми эта проклятая война, до чего извращает их душу. Мы узнали, что фашисты держали большинство жителей в нашем сельском клубе. Ради безопасности своих солдат. Животные. А отступая....

1943
6 июня

Дорогие мои девочки, у меня все хорошо. Недавно меня ранило, но ничего страшного, это просто царапина. Нас бросают в центр, ближе к Курску. Пока мы идем на запад, всех немцев, порванных и потрепанных, ведут в тыл, колоннами...

1943
11 марта

...и никто не смотрит нам в глаза, все опускают голову. Вы не представляете, какие ужасы они творили. Любимые мои, я видел много плохого, но такое... Люди, очень много людей. Голые, сухие до скелета, изможденные и замученные. Но живые. Эти глаза, эти взгляды. Я их никогда не забуду.

1943
1 июля

Если сравнить всю предыдущую войну с тем, что нам предстоит, это больше похоже на игру в солдатики. Грядет огромная Битва. Миллион человек с нашей стороны, миллион человек со стороны русских, тысячи танков, тысячи самолетов и десятки тысяч орудий. Такую Войну будет слышно в любой точке земного шара. Скорей всего это будет переломный момент для всех нас.

Я не уверен, что выживу в этой битве. Поэтому, если вы читаете эти строки, я хотел бы попросить отправить этот дневник моим родителям. Если вы русский, я прошу вас о том же.

1943
23 августа

Это был ад. Ад на земле. Тонны искореженного металла и трупы, застывшие в самых страшных позах. Под Курском мы не знали жалости и не видели ее у врага. Бились до последней капли крови, до последнего вздоха. За боевой подвиг меня обещают представить к награде. Не то, чтобы мне это не нравилось или я не хотел этого, просто я выполнял свой долг. Долг перед вами, мои любимые. Мне вас не хватает.

глава 4
И утихнет
ветер
1944
12 июня

Я уже давно сбился с даты, поражения преследуют нас одно за другим. Нас гонят все дальше и дальше. Сейчас мы находимся уже в Белоруссии, близ Бобруйска, знаю — мы здесь ненадолго. Нас погонят еще дальше, скорее всего до самой Германии.

Но больше всего меня пугает тот факт, что уже и дети считаются воинами. Это неправильно.

1944
14 апреля

Ура! Мы давим врага, и теперь нас ничто не остановит. Город за городом, село за селом, наши ребята гонят фашистов к их логову. Мы обязательно дойдем до конца, я в этом уверен, и искореним зло в самом его сердце. Осталось совсем немного.

1944
3 июня

Давно не писал вам, мои любимые девочки. У меня все хорошо. С каждым днем мы все ближе к Берлину. Сначала я пытался считать пленных, которых везут эшелонами на восток, но потерял счет уже через пару дней. Не могу даже представить, сколько людей участвуют в этом ужасе и сколько уже никогда не увидят белый свет. Аж мурашки берут. Лучше не думать об этом, пока...

1945
7 апреля

Мы в Берлине. Я давно не был на родине, тем более в столице, но я не думал, что прибуду сюда вновь таким образом. Мы проиграли. Скоро придут армии для взятия Берлина, и, я думаю, что уже не буду сопротивляться. Хватит! Мы все дорого поплатились за эту войну. Многие никогда больше не вернутся домой. Надеюсь, такой войны больше никогда не случится. Слишком высока цена, ведь каждый погибший мог изменить этот мир к лучшему. Возможно, среди них был новый Эйнштейн или Герман Фишер.

1945
май

УРА! Победа! Конец всему этому безумству. Враг повержен. Это Великий день для всех нас. Больше никаких убийств и страха. Это все позади. Но мы заплатили очень высокую цену. Наверное, даже слишком высокую...

Девочки мои, только любовь к вам давала мне сил и уверенность, что этот день настанет. Я вас очень люблю. Вы останетесь в моем сердце навсегда.

эпилог
За других ошибки мы платили цену,
Теряя миллионов имена.
Сподвигнув нас на ужасную измену,
Мы забыли человечности лица.
0
Простите!
меня лучше посмотреть
на вашем компьютере.
Откройте меня там!